Войдите
Забыли пароль? Регистрация!

Стихи и лирика на Я-пою Добавить стих


Небо

Дети чумы – веры затмение,

Кто из вас помнит песни рождение?

Душам голодным – зрелищ и хлеба.

Так высоко синее небо.

 

Синее небо над серыми крышами.

Песня кричала, её не услышали.

Двери закрыли, захлопнули ставни,

Напрочь забыли, кем были недавно.

 

А песня кричала, звала, умоляла…

Кто-то в песок, кто-то под одеяло

Голову спрятал, сомненья копя.

Так предавали люди себя.

 

Дети чумы – моё поколение,

Кто из вас видел песни рождение?

Души тошнит от зрелищ и хлеба.

Плачет над нами синее небо.

 

Кристально чистая ложь (Так говорил Боконон)

Какое там «солнцу в глаза»?!

Мне холодно, жутко, темно.

Я устал, не пойму – от чего.

Может быть, от себя…

 

Куда там «идти налегке»?!

Мне хочется только покоя.

Но как ненавижу его я –

Он губит меня.

 

А жизнь-колесо потихоньку скрипит –

Мифический аттракцион.

И всё – кристально чистая ложь,

Так говорил Боконон.

 

По колено, по уши, по локоть –

Всё собою пытаемся мерить.

И ни в Бога, ни в чёрта не верить,

Пока не узрим.

 

Я смотрю на весь этот бред,

И мне холодно, жутко, темно.

Что-то важное было дано,

Но остался лишь дым.

 

А жизнь-колесо потихоньку скрипит –

Мифический аттракцион.

И всё – кристально чистая ложь,

Так говорил Боконон.

Неспящий

Смыслы, как джинсы, затёрты и порваны.

Распределили в мире всё поровну:

Кому-то – права, а кому-то – обязанности.

Жизнь коротаем в стычках и в праздности.

 

Сами себя лечим горькой настойкою,

Спились давно уже самые стойкие.

Шепчут на ухо любезные черти.

Где-то и я в этой всей круговерти –

 

Крейсер на якоре, пёс на цепи…

Но кто-то внутри мне сигналит: «Не спи!»,

Путь указуя тайными знаками.

Я ж заблудился меж прочими всякими.

 

Неоднозначно всё, что я вижу.

Лестница в небо уводит всё ниже.

Жизнь по расчёту – нелепейший путь,

Но, проще не думать, проще уснуть.

 

Можно забыть и забыться на дне,

Но кто-то неспящий вещает во мне,

Напоминает забытые тайны

И что случайности все неслучайны.

 

Он полон ответов и полон ответственности,

Нетрадиционной ориентации на местности,

Неофициальных взглядов на историю,

Себя мне транслирует, и ему вторю я.

 

Крейсер

Солнце в зените – жаркая ртуть.

Мой, не спеша, продолжается путь.

Пройдено сколько, да кто б мне сказал,

Что приобрёл я, что потерял?

 

Я никогда не плевал против ветра.

Я бы посмел, да не чувствую ветра –

Воздух разрежен, боюсь задохнуться.

Боже мой, сколько раз я пытался проснуться.

 

Слышу, как тихо скрипит карусель.

Лёд равнодушья и лица друзей,

Нервная дрожь и томящий покой.

Где я? Куда я? Кто я такой?

 

Я проводник, а вернее посредник.

Я дорога в себе и сам в себе пленник.

Что будет дальше – знать не желаю.

Я наблюдатель, я созерцаю.

 

Я могиканин, последний, оставшийся

В маленькой комнате мной провонявшейся.

Справочник снов, вопрос на странице:

Крейсер «Аврора», что тебе снится?

 

Горечь и кайф, да всего будет в меру.

Я не из тех, кто вдохнёт стратосферу.

Мой крейсер, ржавея, стоит у причала.

А может быть стоит начать всё сначала?

Нет!

 

Нечто большее

Я смотрю на бессильные руки,

Вспоминаю былую усталость.

Вспоминаю, как страх пел на ухо,

Но на сердце лишь эхо осталось.

 

Да, на сердце блуждают остатки

Той тоски, что поила собою,

Угощала меня так несладко,

Но готовила к новому бою.

 

Проявлялись далёкие звёзды

В хороводе сомнений, мечтаний.

Мой рассвет не такой уж и поздний.

Мой закат не такой уж и ранний.

 

Всё пройдёт. Как всегда. Это тоже.

Жизни дни, как страницы рассказа.

Мне открылось, что я – нечто большее,

Чем кусок третьесортного мяса.

 

Убеждай меня снова и снова,

Что одержана плотью победа!

Но за духом последнее слово,

И «Азъ есмь!» – моё новое кредо.

 

Кошкины дети (Если б…)

Если б я был приблудным котёнком,

Я б уснул у тебя на коленях;

И лежал безмятежно и кротко,

Утопая в своих сновиденьях.

 

Как погладишь по шёрстке облезлой,

Я растаю под тёплой ладонью.

Позабуду тогда всё на свете,

Я ж и нынче немногое помню.

 

Но сейчас мне б собрать свои силы.

По привычке один засыпаю.

Ты же счастлива, просто и мило,

С кем-то лучшим, я верю, я знаю.

 

Ах, если б я был приблудным котёнком,

Я бы спал у тебя на коленях.

Все мужчины немного котята,

Все мы – сраные кошкины дети.

 

Нынче правит весна

Я снова светел; глотая ветер, дышу весною.

Я снова в силе; под слоем пыли взошёл травою.

И будет так, пока я – дурак не забуду слово.

И будет взлёт, он меня порвёт и излечит снова.

 

Нынче правит весна, я не смею перечить.

Свои крылья она мне приладит на плечи,

Пробудив ото сна.

Нынче правит весна.

 

Светлее лица, и колесница по небу катит.

Теплом отмечен, пойду навстречу, коль силы хватит.

И будет так, пока зреет мак каплей крови алой.

И будет взлёт, и весна поёт, но её мне мало.

 

Нынче правит весна, я не смею перечить.

Свои крылья она мне приладит на плечи,

Пробудив ото сна.

Нынче правит весна.

Колыбельная

Спи, моя радость, усни!

В доме погасли огни,

Русалки уснули в пруду,

Черти уснули в аду.

Полная в небе Луна –

Выпей, как сому, до дна.

Дремлет полуночный край,

И ты поскорей засыпай!

 

Спи, моя радость, усни!

И за собой утяни,

Прямо на самое дно

Всех неразгаданных снов.

Сны тебя любят, губя.

Только кричи про себя –

Боже, спаси-сохрани…

Спи, моя радость, усни!

 

Обними меня крыльями

Как во тьме одиночества призрачный свет,

Я придумал тебя, ты – лишь сон, тебя нет.

Прикасаешься нежно опереньем своим,

Тишины не нарушив, просто молчим.

 

И пусть холодно было, и пусть будет не раз,

Ты же рядом со мною, ты так близко сейчас.

Я услышу твой пульс, он сольётся с моим.

Обними меня крыльями – и улетим.

 

Обречённый упасть, не боюсь высоты.

Иллюзорен весь мир, иллюзорна и ты.

Обними меня крыльями – и станем одним.

Но лишь стоит коснуться – ты растаешь как дым.

 

Когда в доме темно

Я люблю, когда в доме темно.

Темнота расширяет зрачки.

Изменяется мир. Тишина и покой,

И становятся мысли четки.

 

Я так люблю, когда в доме темно,

И электрический свет исчезает, как солнце.

Лишь луна бледным ликом в оконце,

Когда в доме темно.

 

Я люблю, когда в доме темно.

Есть возможность быть просто собой.

Мой театр откровений играет, пока

Не укутает сон пеленой.

 

Я так люблю, когда в доме темно,

И электрический свет исчезает, как солнце.

Лишь луна бледным ликом в оконце,

Когда в доме темно.

Октябрь

Осеннее солнце, октябрьский полдень,

Кирпичные стены, ряды гаражей.

И что я забыл, сам себе непонятный,

В сети этих улиц, дворов, этажей?

 

Как будто прощаясь, а может прощая,

Смотрю сквозь своё отраженье в стекле

На всё, что я здесь нахожу и теряю.

И мысли, и силы мои на нуле.

 

В этом городе сером, в этом городе грязном

Я почувствовал осень, я узнал её запах.

Я вдыхаю октябрь и воздух осенний,

Слава Богу – не первый, дай Бог – не последний.

 

В надежде узнать глаза полные света,

Ищу меж людей, но, увы – ничего.

Прохожих заботами сумки набиты,

И каждый в них видит себя самого.

 

А с деревьев неспешно листва облетает

Под лёгкими ветра порывами вниз.

И я, заблудившись в себе, созерцаю

Такой вот невинный осенний стриптиз.

 

В этом городе сером, в этом городе грязном

Я почувствовал осень, я узнал её запах.

Я вдыхаю октябрь и воздух осенний,

Слава Богу – не первый, дай Бог – не последний.

Карусель

Крутится моя карусель –

Вечная дорога по кругу.

Всё летит вдогонку друг другу.

Крутится моя карусель.

 

Крутится моя карусель –

Мой аттракцион сновидений,

Хоровод надежд и сомнений.

Крутится моя карусель.

 

Миру будто крышу снесло,

Посрывало двери с петель.

Наплевать, и всем им назло

Крутится моя карусель.

А вокруг меня канитель,

Ветру подставляю лицо.

Крутится моя карусель –

Чёртово моё колесо.

 

Крутится моя карусель.

Жду за поворотом чего-то,

Только нет конца повороту.

Крутится моя карусель.

 

Крутится моя карусель.

Скрипнув, колесо обернётся,

От чего бежал, то вернётся.

Крутится моя карусель.

 

Миру будто крышу снесло,

Посрывало двери с петель.

Наплевать, и всем им назло

Крутится моя карусель.

А вокруг меня канитель,

Ветру подставляю лицо.

Крутится моя карусель –

Чёртово моё колесо.

 

Крутится моя карусель,

Жернова её тихо стонут,

Перетрут меня и умолкнут.

Крутится моя карусель.

 

Крутится моя карусель,

И не повернуть, не вернуться,

Не остановить, не проснуться.

Крутится моя карусель.

 

Миру будто крышу снесло,

Посрывало двери с петель.

Наплевать, и всем им назло

Крутится моя карусель.

А вокруг меня канитель,

Ветру подставляю лицо.

Крутится моя карусель –

Чёртово моё колесо.

Орда

Как по сердцу моему

Скачет чёрная орда.

Не сбежать мне от себя

И не деться никуда.

 

Стрелы, копья да глаза

У кочевников остры.

Пронесутся по душе,

Разожгут свои костры.

 

У них кони холёные, клинки оголённые –

Да против меня, всё против меня.

Не плачут, не крестятся, ликуют и бесятся,

Да просят огня, да просят огня.

 

У них стрелы калёные, нагайки плетённые –

Да против меня, всё против меня.

Ликуют и бесятся ножи-полумесяцы,

Да просят огня, всё больше огня.

 

Всё окутал горький дым,

На душе костров следы.

Полегла моя трава

Под копытами орды.

 

Да негоже причитать,

Я ж их сам сюда впустил.

Как с ордою совладать?

Где таких набраться сил?

 

У них кони холёные, клинки оголённые –

Да против меня, всё против меня.

Не плачут, не крестятся, ликуют и бесятся,

Да просят огня, да просят огня.

 

У них стрелы калёные, нагайки плетённые –

Да против меня, всё против меня.

Ликуют и бесятся ножи-полумесяцы,

Да просят огня, всё больше огня.

Кали

Неизбежно, шаг за шагом, следов не оставляя,

По дорожке, что уводит, извиваясь и петляя.

По дорожке, по тропинке, сквозь путы на пути,

Через перевалы прямиком в объятия твои.

 

Здравствуй, здравствуй, забирай и властвуй.

Облик твой ужасный и черепа на поясе.

Здравствуй, здравствуй, ты моё лекарство.

Это не напрасно, ничего, малыш, не бойся.

 

Было сладко, стало больно, да кто об этом знает.

Я живее всех живых, иное роли не играет.

Было больно, стало сладко, и я подобен Богу,

По протоптанной дорожке приближаюсь понемногу.

 

Здравствуй, здравствуй, забирай и властвуй.

Облик твой ужасный и черепа на поясе.

Здравствуй, здравствуй, ты моё лекарство.

Это не напрасно, ничего, малыш, не бойся.

Осень ржавеет

Осень ржавеет рыжестью лисьей.

Стайки безжизненных бабочек-листьев

Ветром разносятся, тихо порхая.

Так холодов приближается стая.

 

Ветер в серьге свистит о свободе.

Я не один, но в единственном роде, –

Так мне казалось и кажется снова.

Радость и боль – моих песен основа.

 

Птицы на ЛЭП – словно ноты на стане.

В этой мелодии кода настанет

Взмахами крыльев, и всё разлетится…

Знаками полнится жизни страница.

 

Небо открыто от края до края.

Солнце, осенним лучом озаряя,

Слепит, чтоб видел не только глазами

Все чудеса, что свершаются сами.

 

Кто дробил время на равные части?

Осень у календаря не во власти.

Снова звучит во мне старая фраза…

Небо взирает голубоглазо.

 

Время уходит, и я понемногу.

Сею покой, пожинаю тревогу,

К пошлому «дай» низведя все молитвы.

Жизнь моя – ржавое лезвие бритвы.

 

Время рисует узоры на коже,

Путь устилает вопросами… Боже,

Воин ли я среди чистого поля?

Где моя вера, а где Твоя воля?

 

Иерусалим

Старинный город

Огнём и солнцем опалён.

Ты был разрушен,

И вновь из пепла возрождён.

Священный образ,

Народы, войны и песок.

Ведёт дорога

Навстречу солнцу – на восток.

 

Мне снится Иерусалим,

В небе – огонь, в кадилах – дым.

Мне снится Иерусалим.

Я вижу странника, и я иду за ним.

 

В пыли дорога,

Но не останется следов.

Путей так много,

И я, быть может, не готов.

Неразличимы

Порою солнце и луна.

У пилигрима

Дорога есть всего одна.

 

Мне снится Иерусалим,

В небе – огонь, в кадилах – дым.

Мне снится Иерусалим.

Я вижу странника, и я иду за ним.

Открытая книга

Кто я – открытая книга.

Чистые в ней страницы.

Белым по белому вписано

Всё, чему должно сбыться.

 

Всё, чему стоит верить,

Всё, за что стоит драться, –

Словно растенья и звери

Дивные на иллюстрациях.

 

С верхней ли, нижней ли полки

Взяли меня аккуратно.

Автор поставил автограф.

Скоро вернут обратно.

 

Жаждут мои страницы

Чьих-то внимательных глаз.

Вам я – открытая книга.

Кто прочитает Азъ?

 

Игра

Мне

Досталось всего ничего,

Досталось чуть больше, чем всё –

Участие в этой игре.

 

Там

Поставлено больше, чем день,

Обещано больше, чем ночь.

Условия выбрал я сам.

 

Играю неумело и блефую постоянно,

Как будто в рукаве запрятана краплёная карма.

Так нагло жду ответов и всегда чего-то мало.

Дойду до самого конца… и всё с начала.

 

Свет

Мне явлен всего лишь на день,

Погаснет, но станет светлей.

Я знаю, я помню секрет.

 

Там

Игру до конца доведу,

Закончу и снова начну.

Всё это досталось и вам.

 

Играю неумело и блефую постоянно,

Как будто в рукаве запрятана краплёная карма.

Так нагло жду ответов и всегда чего-то мало.

Дойду до самого конца… и всё с начала.

 

Паруса

От серых будней, как от причала.

Пусть ветер наполнит мои паруса.

Приходит время начать всё с начала,

Приходит время познать чудеса.

 

Я не имею карт или лоций,

Но сердце-компас укажет мне курс.

Припомнив тех, кто уже не вернётся,

Назло всем бедам я остаюсь…

 

Там, где-то там,

Где сливается с небом бескрайнее море.

Там, где-то там,

Где рождаются бури и мои мечты.

Всё решено –

Только волны и ветер поют на просторе.

Там буду я,

И я верю, что там будешь ты.

 

Кто долго ждал попутного ветра,

В итоге остался сидеть на мели.

Идут года, и всё беспросветно.

Идут на дно люди и корабли.

 

Но знаю я, что едины мы с морем.

Отдаться ветру, быть на волне!

И эти дали – не за горизонтом,

Заветное море сокрыто во мне.

 

И там, только там

Сливается с небом бескрайнее море.

Там, только там

Рождаются бури и мои мечты.

Всё решено –

Только волны и ветер поют на просторе.

Там буду я,

И я верю, что там будешь ты.

 

Трава вырастет, и забор поднимется

    Нэля наняла Костю скосить траву.

    Костя скосил траву и Нэля с ним расплатилась. Но у соседки Нэли Сунэ после покоса упал забор, и она потребовала, чтобы Костя этот забор поднял и закрепил. Но денег за это Косте она платить не хотела.

    И тогда Костя ответил: "Трава вырастит, и забор поднимется".

 

    Александр Черняев. 25.07.2021

 

Стихи. Пожалуй, это лучший способ тонко передать каждую грань чувства, хранящегося в душе. Способ передать это красиво и даже несколько мелодично. Стихи рождаются где-то внутри: когда ты пишешь - слова то дело витают вокруг тебя и постепенно собираются в единую причудливую цепочку. Добавляейте ваши стихи тут.

Обсуждают сейчас ЛЕНТА
СейчасНовая версия Я-пою

Друзья! Первая бета-версия нового Я-пою уже готова для тестирования, пожалуйста пишите в комменатриях свои впечатления, найденные ошибки либо идеи.

13:54Асимметрия любви

Было ли моë "джельтменство" смешным или не было - не важно, Эдмин. Главное, что я добился своего. Я

13:35Ах, эта осень

Аделия, срывают года везде и все время)) Анна, коту привет)) представляю как это звучало" Маууу-

13:30Останется лишь ветер

Ламовский Мишка, Саллас Николай, Слава, Спасибо за отклики!!! Аделия, все замечен правильно!))

13:12Зеркала

Тимиряев Олег, Олег...спасибо за плюсик)))

12:18Девушка Осень 2

Аделия, спасибо большое. Рад, что наш музыкальный эксперимент пришелся Вам по душе! Не все так благо

12:16В уютном кафе при вокзале

2 ❤ У песни есть явный потенциал - классный текст и соответствующая ему мелодия...

11:18Мама...

Нелегко бывает подступиться к этой теме ... Но Вам удалось, Алексей, написать и спеть достойно! Даже

11:08А у нас не горят фонари...

Аделия, спасибо! Вот такое было настроение ... А теперь и фонари починили, и снег выпал - стало свет

10:57Когда Уходят (Svalfa Edit)

В.В.С., спасибо, Володя, особенно за то, что так внимательно окунулся в "ваше творчество", теперь ты

10:55Сделай шаг!

Трудно сделать первый шаг, Если не знаешь Друг с тобой или враг. Но сделать его надо, Быть может