Меню
Войдите Забыли пароль? Регистрация!

МОНОЛОГ ПОДАРКА

Если есть на земле утешенье превыше любви, то скажи мне о том, одинокий мой,

странный мой странник.

Все терять и опять начинать все с начала, и думать, что боги дадут тебе счастье, –

как минимум – странно.

Я немало уже повидал на веку своем горьком богов и героев, певцов и поэтов…

и кошек.

И Эдип говорил мне когда-то, что зренье обрел он и правду любви лишь на кончике

жениной брошки.

Молодые гомеры локтями свой путь пробивают себе и не знают сомнений

 в любви и таланте.

Стоит ли удивляться, что их ослепляет безумие, жажда наживы,

оружье, гетеры, таланты?

Дай им бог или боги когда-нибудь истину в истинном свете

величия нежной любови увидеть

И постигнуть страдание глаз, не желающих ведать паденья любви и листвы

над рекою под странным названием Припять.

Только грекам с их греческой спесью все кажется в мире подлунном разумным,

по-гречески точным и верным.

Мы же – варвары – знаем, что мера любви – это хаос и космос,

и логос с его оправданием нервным.

Только чувство в любви, только звук приближенья шагов моих женщин любимых

ценю я как праведный опыт,

А иначе, зачем бы мне царский дворец и богатство, и слава, и почести,

и моей странной судьбы оглушающий топот?..

 

Я люблю приходить вечерами один к обагренным воспоминаньями скалам,

Ропот нежной волны меня тешит и детские мысли, подобно бесценным опалам,

Так легко подает к моим тяжким стопам, что мне кажется в этом спасенье

От ударов судьбы, от несчастных детей и от землетрясенья!

Словно в детстве, когда моя мать меня в люльке сосновой качала,

Я пытаюсь понять, в чем конец, черт возьми, этой жизни и в чем же начало?!

Юный Гектор кричит: от него уж четвертая дева уходит одетой,

А Кассандра молчит, только бродит одна по окрестностям где-то.

Тяжело! И, боюсь, что когда-нибудь рухнет все это!

И записки мои попадут в руки юного злого поэта!

Станет он верещать о паденьи любви и возлюбленной Трои

И стиховный обряд разлучит с моим именем и с моей кровью!

Что же, так – как всегда – с разрушенья начал начинается новая эра.

 

Кто-то сказал мне, что видел в окрестностях Трои Гомера…


© Copyright Петр Ковалев Александрович

Размещено 07.06.2018 10:45

Комментарии (1)

Петр Ковалев
Стихотворение представляет собой эксперимент в области сверхдлинных форм. Некоторые строки выходят за объемы, обозначенные исследователями как предельные для понимания читателем. Например, 10-иктовая первая строка с анапестической каденцией или 12-иктовая строка «И постигнуть страдание глаз, не желающих ведать паденья любви и листвы над рекою под странным названием Припять», которые находятся далеко за гранью допустимого художественного объема, представляя вместо отмеренных специалистами 16-18 слогов 21 и даже 32 слога. Только рифма могла спасти сверхдлинную строку от ритмического разрушения, но, как оказалось, тематическое единство тоже позволяет, пусть не на едином дыхании, но все же прочитать эти строчки.
Смысл текста заключается не только в истории легендарного Приама, царя Трои, который мальчиком был взят в плен Гераклом и подарен сестре, троянской царевне Гесионе с новым именем (так царевич Подарк стал Приамом), обозначающим акт дарения жизни, а точнее – начала новой жизни. В неурегулированности объема строк автор видит намек на архаическую модель стиха, которая, возможно, существовала еще до знаменитого гексаметра и, возможно, была заимствована греками с Востока. Именно потому хаотическое, на первый взгляд, движение ритма приходит в конце текста к классически гексаметрической (гомеровской?) строке – «Кто-то сказал мне, что видел в окрестностях Трои Гомера».
Вообще-то моделирование ситуации общения Приама с Гомером, на удивление, не сильно противоречит мифологической хронологии. Так, например, Геракл, герой старшего поколения, согласно мифам, дважды разрушал Трою, мстя за нанесенное Лаомедонтом, отцом Подарка, оскорбление. И, несмотря на то, что неприступные по определению стены города были возведены богами (Посейдоном и Аполлоном), которые тоже были обмануты Лаомедонтом, первый греческий культурный герой снес их до основания и положил начало новой эре, эре Приама. (По другой версии мифа: разрушена могла быть только та часть стены, что была построена человеком - Эаком, дедом Ахилла (!))
Точно также находятся в мифах объяснения и парадоксальному знакомству Приама-Подарка с Эдипом: странствующий сын Лая и Иокасты вполне мог забрести в Азию или познакомиться с Приамом в Афинах или Дельфах во времена их молодости. Это тем более вероятно, что отцы этих легендарных людей были знакомы.
В целом же автора интересовала извечная тема ненависти близкородственных народов, говорящих на одном языке (как, например, русские и украинцы, евреи и арабы и т.д.). Ведь нигде у Гомера мы не встречаем упоминаний о переводчиках между греками и троянцами, да и Пелопс (основатель новой династии в Писах и дед Агамемнона) родом был из ближней Азии, соседнего с Троей района. Речь здесь идет о политике, разъединяющей народы, доводящей их до войны, в результате которой (еще один парадокс истории!) происходит культурный обмен знаниями, как это было с греками и римлянами, славянами и татарами… Историкам еще предстоит оценить подобные феномены, но тот факт, что с Троянской войной связаны важнейшие для всей древней Греции события, думается, оспаривать невозможно. Рабы-интеллектуалы, мастера изысканных профессий, наконец, новые технологии – все это, скорее всего, было вывезено победителями ахейцами из Малой Азии. При этом была разрушена одна из уникальных цивилизаций, построенная на протяжении жизни всего лишь одного поколения!
Привлекает в этом отношении уникальный образ Приама. Его патриотизм и способность к самопожертвованию, по мнению автора, – образец высокой и трагической личности политика-мудреца, который ничего не может противопоставить судьбе. Не случайно, что именно с его образом связана кульминационная динамика «Илиады». Ведь Ахиллес, гнев которого упоминается в первой строке поэмы, приходит к состраданию и слезам только после разговора с Приамом. До этого развитие образа великого героя идет только по нисходящей линии: от обиды на Агамемнона (гибельный гнев Ахиллеса, «принёсший ахейцам страданья без счёта») до мести Гектору… Лучшие страницы мировой литературы ориентированы именно на плачущего Ахилла, а не на Ахилла мстящего!
Автор остается постоянным приверженцем идеи о том, что практически вся древнегреческая литература, с ее ортодоксальностью и следованием традиции, основана на простом определении: «Человек должен с мужеством и благородством сносить удары судьбы». Думается, именно этот афоризм может быть определяющим на уровне темы и идеи данного текста.
07.06.2018 в 11:47

Чтобы добавить комментарий войдите на сайт.

Помощь проекту

Обсуждают сейчас ЛЕНТА
06:34внутри

Понятна мысль, хорошая подача!++++

06:31Льет дождь

Лирично-романтично-гармонично ) Очень здорово ! Михаил , за первые две строчки отдельное гран мерси

06:29Осень. Лист. Вальс-экспромт...

Своеобразная поэзия, понравилось настроение песни, грустно-тепло-осеннее!+++

06:04День поэзии.

Эд, спасибо! Нормально, но скорее Муза - отец, а Автор - Мать. Рожает-то он. Даже у Розенбаума есть

05:58Досье гадюки.

Эд, главная задача власти - направить гадючью энергию этих гадов в нужное русло, против таких же гад

05:55Всесторонний талант.

Тавер Евгений, спасибо!

05:24Эти письма на стекле

Хороши письма!++++++

02:59ЧАЙКА

Классно всё++++++++

02:37Лето пройдет

Просветленная прям песня, как всегда очень хороший текст+++