Меню
Войдите Забыли пароль? Регистрация!

Раздел Разное

Когда я песни Песняров пою

Когда я песни Песняров пою,

Я вспоминаю молодость свою.

Перед собой я вижу три сосны.

Не больше получаса до весны.

 

И в Вологду к любимой еду я,

С Олесей слушаю я песни соловья.

Я становлюсь практически здоров,

Когда пою я песни Песняров.

 

Александр Черняев 18.02.2018

Замечательный стих о верности

Жизнь по настоящему!!!

 

Жил был Том, собака, как собака,

Дом хозяйский верно сторожил,

Но года берут своё, однако,

Вот и он собачий век прожил.

 

Притупилось зрение с годами,

Прежний слух утратил остроту -

И порой спокойными ночами

Том из будки лаял в пустоту.

 

Кончилось терпение хозяев,

Решено другого пса купить,

Ну а Тома, позади сараев,

В грязном водоеме утопить.

 

Наступило утро и хозяин

Тома отвязал, а он и рад,

Вмиг помчался до лесных окраин

И вернулся весело назад.

 

Громко в небе вороны кричали.

Озера холодная вода.

"Эй, хозяин, что ты так печален?

Неужели у тебя беда?"

 

А хозяин, позабыв о дружбе

И стараясь не смотреть в глаза,

Зачеркнув бессменной годы службы,

Умереть собаке приказал.

 

Выбросил как будто бочку с ядом.

Пес от друга зла не ожидал

И, стараясь плыть все время рядом,

Смерти вопреки, не умирал.

 

От досады, гневно негодуя,

Человек, воспламенившись злом,

Бил собаку, словно отбивную,

Прочным алюминиевым веслом…

 

 

 

 

Кровь из свежерваных ран струилась,

Воду обагряя в красный цвет.

Сердце ж Тома, как и прежде, билось,

Жуткому предательству в ответ.

 

Вдруг хозяин резко размахнулся.

Лодка покачнулась на волнах,

За секунду мир перевернулся,

И вонзился в душу липкий страх.

 

Он упал, упал к врагу в объятья,

Тот, кто к смерти был приговорён,

Плыл к нему с оскалившейся пастью,

Кровью, словно знамя, обагрён.

 

Челюсти сомкнулись на одежде,

Вот и твой последний час настал,

Но….. как то не раз бывало прежде,

Верный друг хозяина спасал.

 

В краешке от ледяной могилы

Пёс великий подвиг совершил:

Сам, теряя жизненные силы,

К берегу обидчика тащил.

 

От раскаянья слеза скатилась,

Сердце словно резало резцом,

А собака к другу наклонилась,

Облизала ласково лицо.

 

«Как прекрасно, что мы оба живы,

Что тебе опять могу  служить.

Я собака, просто пёс служивый,

Постараюсь искренне любить».

 

У рассказа, с виду непростого,

Ясная и четкая мораль:

Верность, это качество это Бога,

Словно целомудренный хрусталь.

 

Если даже старая собака

Преподала нам такой урок,

Не пора ли искренне оплакать

Верности изломанный цветок?

Видение у костра

Гитара из заката лета
В вечерних сумерках звучит.
За переборами, с сюжета
Под треск костра, чарует вид.

Танцует фея в дымном платье
И в юбке алого огня.
Не вытерпеть её объятье,
Коснуться без беды нельзя!

Эмоция воображений
Пронзает сердце всё сильней.
С фиаско от таких видений
Прижмусь я к девушке своей.

Её любовь не жжёт до пепла,
От страсти не сгоришь дотла.
Звучит гитара до рассвета,
Колдует магия костра.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2017

Сборник стихов Настольгия

Ностальгия

 

 Ветер у тихих деревьев,

Лёгкой рукою своей,

Трогает в нежном доверии

Голые руки ветвей.

Мягко ступает по полю,

Клонит травинки к земле,

Ласково шепчет о воле

И о далёком тепле.

Словно прозрачной губою

К веткам - алым устам

Весело льнёт и с собою

Несёт поцелуй по верстам.

 

Вечер снова со мною прощается

Тихим тополем, тонкою ивою,

И луною чуть-чуть улыбается,

И весёлою речкой игривою.

И душистою нежною мятою,

И ромашками, белыми розами,

И лугами с росою не мятыми,

И весенними первыми грозами.

Запоёт песнь свою соловушка,

Затоскует, заплачет иволга.

Протокует глухарь, ухнет совушка,

Над судьбой моей счастливою.

Тихо топнут копытами кони,

И взметнутся их чёрные гривы.

Вечер снова протянет ладони,

И усну в колыбелях я дивных.

 

Вечер тихо закрывает

Занавески у окна.

Светом бледным освещает

Путь далёкая луна.

Где-то звонкий колокольчик

Рассмеялся и утих.

И опять смеётся звонче

Счастья радостный мотив.

Вдруг над елью заискрился

И зажёгся дивный свет.

В лунном небе появился

Со снегурочкою дед.

И встречают Дед-мороза

Все ребята во дворе.

И бегут от счастья слёзы

Тая льдинкой в январе.

 

Гаснет день и на сердце тревога,

Ждёт меня в бесконечность дорога,

Не друзей, не любимой, не сына

Встретит мрачным объятьем долина.

В той долине лишь голый кустарник-

Для меня - мой единственный странник,

Вновь напомнит мне что-то живое,

Только мёртвое, только немое.

Только тени, безмолвные тени,

Приходить будут лишь на мгновенье,

Приходить будут странно, нежданно,-

Тени близких, ушедших недавно.

Гаснет день, и уходят печали,

Мы не знаем их, и вы не знали.

Жизни памятник ходит беспечно,

Жизнь идет, и пускай длится вечно.

 

Гуляет ветер по родным краям

И клонит колос ржи, пшеницы спелой,

Не могу не вспомнить тополя

И чудо- сарафан берёзки белой.

И тихое волнение реки,

Крутые берега её,

Туман, как дым уснувший.

Не могу забыть я поплавки,

Упавшей в воду удочки плывущей.

Просторы милой родины моей

Вы для меня судьба,

Вы для меня как песня,

Вы для меня как детства колыбель

И на планете здесь моё лишь место.

 

День лучами золотит тропы дальние,

Речкой тихо говорит в часы ранние.

И смеётся над моим одиночеством,

И грустит берёзки дым как пророчество.

Я забуду грусть мою, вспомню лучшее,

Песню первую свою я послушаю,

Как звучит её финал, как пророчество.

Как любил и как страдал в одиночестве.

В жизни много перемен получается,

И предательств и измен - всё случается,

Но шумит листва в ночи, как пророчество,

И в виски мои стучит одиночество.

 

Если веришь мне, и если любишь

Ты себя сомненьем не тревожь,

Ты, не ведая, в себе пробудишь,

Глубоко запрятанную ложь.

Ты доверься сердцем, если трудно,

Ты поведай, что тебя томит.

Быть нам искренними очень нужно,

Чтобы так же искренне любить.

Я счастливый только лишь с тобою,

И представить даже я не в силах,

Как бы мог счастливым быть с другою,

От другой услышать слово «Милый».

Ты взгляни доверчиво и нежно,

Улыбнись и обними рукою,

Только, ты, в любви моя надежда,

Ты всегда во мне, всегда со мною

 

И поезд мой уходит в бесконечность,

И километров-мыслей как путей

Несут меня в неведомую вечность

И не найти мне смысла жизни в ней.

Цветы мои завяли у дороги.

Не от того ли многих потерял?

И потому сейчас совсем немногим

Со мной сойти придётся на вокзал.

На тот вокзал, где нет путей разлуки

Печали, радости и сожаления нет.

И никогда любимой ласковые руки

Прикосновеньем не оставят нежный след.

 

На Востоке девушки, словно ночь - красивые,

И как день пригожие и как лань - пугливые,

И как розы – нежные и как росы - чистые,

И как ветер быстрые и заря - лучистые.

На Востоке девушки - очень мужу верные,

На Востоке девушки очень суеверные,

От того любимые девушки восточные,

И душой прекрасные, телом - непорочные.

А в России девушки, как ромашки светлые,

А в России девушки и душой приветливы,

От того любимые девушки российские,

И такие дальние, и такие близкие.

 

Нарисую сад хрустальный,

И стеклянный замок в нём,

Нарисую взгляд печальный

В этом замке за окном

Нарисую твои косы,

Губ твоих янтарных блеск,

В поле нарисую росы,

Моря нарисую плеск

Нарисую твои руки,

Стан твой тонкий при луне

И как нежно льются звуки-

Отражаются в стекле.

Но стекло- оно непрочно,

Пусть и высока мечта,

Наши грёзы не порочны,

Мысль всегда моя чиста.

Но поёт хрустальный звон

В твоём сердце и моём

И в ночь твою весной

И в тихий звон лесной.

 

Память вновь морщины, ты, сотрешь с лица,

И отправишь в юность с детского крыльца,

За леса, за реки, за туманный дол,

Где земное счастье я свое нашёл.

Там моя дорога, там мой отчий дом,

Серебрится крышей в небе голубом,

И звенит так тонко тишиной ночной,

И идет не слышно тенями за мной.

Там мое начало, и забыть нельзя -

Где моя любовь и где мои друзья.

Где спешит на встречу мне волнуясь мать,

Чтобы вновь в дорогу сына провожать.

 

Паутинкой тоненькой серебрится день,

Золотистый тополь опускает тень.

Осень разбросала кружева в саду,

Вновь тропой знакомой в детство я иду.

Потемнело золотом солнце в облаках,

Покраснело листьями, что в моих руках.

Я в осеннем детстве, как в своём саду,

На родную улицу снова я зайду:

Милые, знакомые, как солдаты в ряд

Рубленые домики мне во след глядят,

И как пряжки медные, окна распахнув,

Я иду по улице в детство заглянув.

Нежное и жёлтое ,светлое в дали,

Всё несут на крыльях детство журавли.

И поёт и плачется осень на дворе,

Тихое, короткое детство в сентябре.

 

Тихо стучится дождь,

В каплях стеклянный звон.

Верю- меня ты ждёшь,

Хоть и приходит он.

Тонкой рябины гроздь

Гладит стекло окна.

Как запоздалый гость

Может, придёт она.

Сядет и помолчит,

Робкий уронит взгляд.

Тихо скажу в ночи

«Я очень рад»

Время осенних чувств,

Месяц холодных дней.

Если очаг твой пуст,

Ты не грусти о ней.

К прошлому не придти,

Прошлого не вернуть,

Вновь разошлись пути-

Новый маршрут.

 

Ты уже не любишь,

Ты уже не слышишь.

Был ли я любимым

Или просто так?

Словно небо стало

Ближе к чёрным крышам,

И в окошках гуще

Чёрный полумрак.

Я уж не сумею

Возвратить всё снова-

Нежную улыбку,

Милые глаза.

И вослед  молчаньем

Повторять не ново:

«Потерять не трудно,

Возвратить нельзя».

Что-то не сумел я,

Что-то не заметил,

Вовремя не вспомнил,

Сразу не сберёг.

Только не жалею

Что тебя я встретил.

Ты прости лишь только

Я любил, как мог.

 

Засыпает в лужах дождь,

За окном рябины гроздь,

Так же спит, как будь – то ждёт,

Может быть тепло придёт,

Поздней осенью тепло

Наше счастье унесло.

Осень – счастье для двоих,

Так туманный вечер тих,

Лишь морозец за окном,

Только помнит о былом,

Только помнит этот взгляд,

Губы, что «прощай» твердят.

Счастлив я с тобою был,

Я любил тебя, любил,

Дождик смоет все следы,

От печали от беды,

Что – то новое придёт,

С первым снегом оживёт.

Робкий, незнакомый взгляд,

Я ему не рад и рад,

Незнакомка у двери,

Просто двери отворить,

Снова в прошлое взгляну,

Снова прошлое верну.

 

Тот забытый вальс – как забытый сон

Сквозь года звучит, не забудем мы.

Навевает он мысли о былом

Посреди зимы, посреди зимы.

Он звучит с мольбой, он звенит струной,

Помни обо мне, помни обо мне.

Всё быстрей летит к солнцу шар земной,

От зимы к весне, от зимы к весне.

И танцуем мы и кружимся мы

Посреди любви, посреди зимы.

Этот школьный двор, этот тихий лес,

И рукой достать до небес.

 

Есть в глубине России

Удмуртский край, сосновый,

Есть земли и счастливей,

Но в красоте не новы.

Слышишь вдруг,

Зазвенит в поле колосок,

И качает в лугах цветок-синева,

Видишь, есть у росы нежность,

И растут, дарят свежесть нам,

Дерева, края дерева.

Есть земли и теплее,

Но здесь тепло иное,

Как будто бы светлее

Дыхание земное.

 

 

Наш с тобою мир и сложное и странное,

Переплетение, расставаний, встреч,

Но идёт волной новое, нежданное,

Прошлое должны, мы с тобой сберечь.

Ты моя, ты моя – что такое с нами стало,

Ты глядишь мне вслед устало

Тихо руки опустив.

Но идут поезда с подмосковного вокзала,

Как с последнего причала

Мне тебя, не возвратив.

Ты вини себя, тогда поймёшь и ближнего,

Чем он дорог и любим тобой,

Чтоб идти всегда по дороге жизненной.

Вместе не упасть с лестницы крутой.

Песню дождь поёт - мы больше не расстанемся,

Солнце фонарей нам в путь.

От любви всегда что-нибудь останется,

Лучшее в судьбе помни, не забудь.

 

Опять я вижу сон - в огне земля горит

И путник мой меня укрыть стремится.

Там плавится металл, здесь рушится гранит

И от деревьев рыжий дым клубится

А путник ранен мой и бой ещё идёт

И нет уже надежды на спасение,

А мысль всего одна – пускай он доживёт,

Ещё немного, лишь одно мгновение.

Опять я вижу сон – спокойно лес стоит,

Звенит ручей, щебечет звонко птица.

Мой путник, он устал, прилёг воды испить,

И всё никак не может ей напиться

Но где, же видел я, припомнить не могу,

Его лицо мне снова так знакомо.

Я в памяти своей твой образ берегу.

А главное, а главное мы дома.

 

Ты устала милая сегодня,

И пора тебе уж отдохнуть,

От хлопот мирских вздохнуть свободно,

И скорее милая уснуть.

Наш малыш уже уснул в кроватке,

Он за день так многое узнал,

И сейчас свой сон увидит сладкий –

Погремушек звонких карнавал.

И опять как в первый раз немею,

И опять кружится голова,

О любви хочу сказать краснея,

Старые забытые слова.

 

Я не прав был тогда, прости,

Что слова злые снегом брошены.

Одиноко кустарник грустит

Белой вьюгой зимой запорошеный.

В сердце боль, словно рана в груди

С каждым шагом сильнее становятся,

Что там ждёт меня впереди,

И какие печали сложатся?

Ты с другим, навсегда с другим,

Я, любимая, сердцем не верю,

Этот взгляд был всегда дорогим,

Эти руки ласкающий ветер.

Но реальность - она права,

И уже ничего не исправить.

Моя жизнь как зерно в жерновах,

Всё как есть я хочу оставить.

Всё, что было с тобой и со мной

Память мне не сотрёт страницу

И опять снова милой, родной

Ты во сне будешь, часто снится.

Я не прав был тогда, прости,

Что слова злые снегом брошены.

Одиноко кустарник грустит

Белой вьюгой зимой запорошенный.

 

Кто виноват, что не сбылось,

О чём мечтал и что желал,

Кто виноват, что светлым днём,

Усталым, мрачным стал.

Кто виноват, что за зимой

Весна приходит не моя,

Что счастьем светится другой,

Так жаль не я, так жаль не я.

Кто виноват, что не сумел,

Себя понять, себя узнать,

Чтобы других познать я смог,

Им главное сказать.

Я виноват, я виноват,

Во всём, во всём виню себя,

Не верю, что меня простят,

Но ты, прости ,прости меня.

 

Проходят дни той длинной чередою,

И снова ждёшь, что мглу разбудит свет,

Хоть говорю, что стала ты другою,

Что к прежней той возврата больше нет.

И вот весна нас опьянит, обманет,

Закружит пухом, зазвенит листвой,

И нас печаль далёкая оставит,

У тех снегов за дальнею чертой.

И день весны мне снова будет дорог,

Как тот последний, долгий день зимы,

Когда прощаясь с городом и в город

Я прихожу, верней приходим мы.

Приходим вновь, чтобы опять расстаться,

Все, понимая и не первый раз,

Ведь жизнь права, нам лучше не встречаться,

Чтобы не ждать укора этих глаз.

 

Какой – то вред в себе самом,

И взгляд в пустоты безымянный,

Я думал часто о другом,

А день, прошёл, какой – то рваный.

Мне что – то склеить в этом дне –

Все закоулки и пустоты,

Но солнце, бешено во мне

Сжигает сигаретой рвоты.

Хрустальной рюмкою с вином

До одиночества противно

Я всё закусываю сном

В котором рядом счастье видно.

А видел ты его, скажи?

Кораблик в море, берег пенный,

И в золотой крутой межи

В объятьях девки откровенной.

 

 

В детстве мне всё снились корабли,

Но живу от порта я вдали,

И по книжкам только был влюблён

В музыку усталых, вечных, синих волн.

В детстве мне всё снилось, я летал,

Птицу - счастья в небе я искал,

К солнцу направляя самолёт,

В музыку пространства, в музыку широт.

В детстве часто снилась мне тайга,

Снились мне роскошные снега,

Растворялся в музыке лесов,

В музыке прозрачных, дивных детских снов.

Мчится дней моих круговорот,

И давно стоит мой самолёт,

И корабль в порту давно стоит,

Лишь тайга шумит и день, и ночь шумит.

 

Мне хотелось доверить вам память –

Больше грусти в ней, меньше печали,

Это было, наверное, с вами,

Может быть, вы об этом и знали.

Школа, Вуз как у многих этажно,

Брак, семья и рождение дочки,

И рождение сына так важно,

И бессонные долгие ночи.

Мы с тобою живём для кого - то,

Для неё, для него и для многих,

И пускай говорит рядом кто – то,

Для себя лишь у жизни дороги.

Только годы идут постоянно,

Тихо, медленно, дальше быстрее,

И порою нам в жизни не ясно,

С кем мы в жизни проходим теснее.

Оглянувшись, поймём вдруг однажды,

Что остались мы там за чертою,

Что писали по жизни мы дважды

Не своею, чужою рукою.

Не измерить полжизни словами,

Нашу дружбу, любовь не измерить,

Навсегда пусть останется с нами,

То, во что, каждый любит и верит.

 

Звёздные глаза в меня глядят упрямо,

Растворюсь в ночи я темнотой желанно,

Разобьюсь о свет далёких звёзд хрустальных,

Утону в глазах твоих я ночь печальных.

Мягкою волною приглушу все звуки,

Лебедем ночным взметнутся к небу руки,

Облаком дождя тебя я всю укрою,

Буду навсегда счастливый я с тобою.

Я в лесах нарву букет зари багряный,

Протяну ночи ладонь своих желаний,

Брызгами росы я орошу долины,

Люди на земле будьте все любимы.

 

Вот исчез последний луч заката

Золотом рассыпался в воде

Так и всё уходит безвозвратно

Был ли я? Иль не было нигде?

Ну, конечно, был и повторяя

Чей-то путь и чью-нибудь судьбу,

Кажется, что жил совсем не зря я

И о жизни правильно сужу.

В правилах всегда живёт сомнение,

Кажется, что жил как и не жил.

Просто плыл я тихо по течению,

Верил, ждал, надеялся, любил,

Нет, я был и есть и даже буду,

Повторяясь в детях и тогда,

Может они, вспомнив, не забудут

Светлые отцовские года?

 

Жизнь моя, словно долгий сон

Вот проснусь и начну всё заново.

Колокольный раздастся звон

Пробуждая мечты и обманывая.

Вот я в прошлом: навстречу идёт

Моя девочка – светлая, чистая.

Мне в ладошках счастье несёт

И зовёт меня вдаль серебристую.

Но, другая проходит с ней

Да, конечно, её я знаю

Прожил с милой я много дней.

Книгу памяти дальше листаю…

Третья тихо идёт ко мне

Молодая, бывалая, нежная

Руку тянет в прозрачном сне

И зовёт меня в небо безбрежное.

И опять я лечу за ней

Вновь ошибки свои не исправив

Видно жизни моей видней

И живу, я с судьбой, не поладив.

 

 

Наконец-то с тобою мы квиты,

Ты с тоскою мне смотришь во след.

Наши прошлые дни позабыты,

Настоящего будь - то нет.

Как печально, что всё не вечно,

Опадает с деревьев листва,

Ходит ворон по пашне беспечно,

Прячет в нору свой сыр лиса.

И дождями размыты дороги,

И снежит, заметая путь.

Только ты подожди немного,

Может, вспомним о чём-нибудь…

 

 

Сегодня дел наметил я не мало,

Боюсь, что не успею -день проходит.

Мой конь копытом землю бьёт устало,

И долгий взгляд с равнины не отводит.

Хотя всех в жизни дел не переделать,

К чему волнения, споры и разлуки.

Ступать по жизни робко и не смело,

Приветствуя протягивать всем руки.

Необходимость- есть необходимость,

Мой кров, семья и пища для души.

Всё остальное-это просто милость,

Которую мы ценим за гроши.

Да! Человек силён и безобразен

В стремлении достигнуть своего.

И будь - ты мир сегодняшний не ладен,

Спаси нас бог от гнева твоего.

 

Снова осень стучит дождём,

Жёлтый лист на асфальте мёрзнет.

Мы, по городу молча, идём

В этот час такой тихий и звёздный.

Ты любимая с каждым днём,

Всё становишься ближе и ближе

Я молю позабудь о нём,

И о том, кем была, ты, унижена.

Он не стоит тебя- посмотри,

Чем он взял тебя и порадовал.

Манекеном пустых витрин

Каждый день он тебя разглядывал.

Каждый день приходя просил,

Наслаждений и нежной ласки,

Разве это он заслужил-

Человек, приходящий в маске.

Знаю завтра, ты, снова уйдёшь,

Ждать звонка и его прихода.

Разве женщину эту поймёшь,

Нелюбимой быть, что за мода?

А я верю, однажды поймёшь,

И об этом никто не попросит,

И придёшь, ты, ко мне ,придёшь,

В эту долгую, жёлтую осень.

 

 

Я люблю одиночество и тишину

На поляне лесной или пуще

Слушать, как растворяется в воздухе шум

От травы и деревьев идущий.

Видеть, как рассыпается солнечный луч,

Зажигает росинки и гасит.

Разрывает и плавит теплом стаю туч,

Словно тёмную в рыжую красит.

Ванька

Бьёт из-за сопки миномет
И голос злой все ближе,ближе:
- Сдавайся Ваня! Смерть идет,
Мой острый нож тебя оближет.

А Ванька (вот ведь угадал,
Орущий меж камней вражина)
На землю раненный упал,
Костром горит его машина.

Мы с Ваней вовсе не спецназ,
Обыкновенные водилы.
Удел - дорога и Камаз,
Но вот заехали на вилы.

Со всех сторон смертей табун,
Не увернешься без поклона.
Ванюшку спрятав за валун
Вновь слышу голоса со склона.

И посылаю им ответ,
Строча по гребню автоматом:
- Засуньте в задницу совет,
Добавив сверху крепко матом.

Вдруг Ванька, приоткрыв глаза,
Заговорил, срываясь в шёпот:
- Нам в плен попасть никак нельзя,
Они же нас не сразу шлёпнут.

И будут резать неспеша,
Не дай им, братка, эту радость.
Ты сам все видишь - баста, ша...
Там неизвестно слово"жалость".

Ну, пожалей, солдат, добей,
Потом и ты за мною следом.
Не будет для меня добрей
Твой выстрел. И не путай с бредом.

Я понимаю, Ванька прав,
И нам немногое осталось.
А тот торопит, простонав:
-Давай, коль счастье заплуталось.

Кусая губы до крови,
Шепчу Ванюхе:-Брат! До встречи,
На грех меня благослови...
И жму на спуск, обняв за плечи.

А тут "вертушки" из-за скал,
Сметают в пропасть вражье племя.
Десантный полк за все взыскал
И фарт вставляет ногу в стремя.

Я разрываю криком мир,
Трясу Ванюху за "разгрузку".
Я ж перед ним как дезертир
И жизнь мне дадена в нагрузку.

Соврут про нас в плохом кино,
Не упомянет Ваню книжка.
Стакан, вино, а ниже дно.
И это дно - за Ваньку "вышка"!

Спи спокойно, добрый друг... Евгению Гранту...

Женя Грант ушёл от нас 12 февраля вечером  2017 года, немного не дожив до 13 числа... до своего Дня рождения. К его годовщине я и выставил это стихотворение.

Приближают дни рожденья
Смертный  холод на устах.
А "13", к сожалению,
Как число,  несёт нам страх.

И сижу на чемоданах
На последнем берегу.
Ноют ноги, сердце в шрамах,
Многоточья на снегу......

Кровь сочится на вещички
С перерезанных подпруг*.
На небесной перекличке
Может встретимся, мой друг.

Кто же думал?! Петь про это
И молчать я не хочу.
Что не сказано, не спето-
Мне теперь не по плечу.

Сбитый влёт в своём полёте-
Как узнаешь... чья вина?
Почему на полуноте
Отзвенели стремена?!

Распахнётся над землёю
Неба чистого кристалл...
Там и встретимся с тобою!
Чей теперь черёд настал?

Человека тело смертно...
Завершён квадратом круг.
Ты ушёл в тот край  рассветный,
Спи спокойно, добрый друг...

*Широкий ремень у седла и седелки, который затягивается под брюхом у лошади.


 

Святая берёза

Лист берёзы как маковка храма,
Очертанье такое мне любо.
Вы скажите, чего ещё надо?
Это рай и душевное чудо.

Белоснежность коры несравненна.
И серёжки свисают, что свечи.
Сок весеннего дня - причащенье.
Нет целебнее с нею нам встречи.

А берёзовым веником если
Отхлестать себя в бане по телу,
Вы познаете слово "воскресни"
И берёзу полюбите сердцем.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2017

Выборы (басня)

 

В пять лет лишь  раз в одном собачьем царстве

(собачья жизнь трудна и в правовом и в честном государстве)

Событие имеет место быть…

Виновники – политики.  Из  коих все неподсудные собаки

Должны избрать главу,  без мордобоя и вообще,  без драки

И с ним, как с капитаном дальше плыть

 

Для кандидатов же, любой на  этот час становится собратом

И кличут избирателей не сука, не кобель - Электоратом

Не брезгуя,  при встречах лапу жмут

Кто обещает отменить намордник, кто обещает длинный поводок

Кто косточки мясные со стола и многодетным сукам будку в срок

Кто строгий заменить  ошейник,  на хомут 

 

На площади  последний тур. Присутствуют  все русские борзЫе

А где же бОрзые, их сторожат восточно-европейские овчарки  злые

Московские сторожевые  же – охрана кандидатов

Коим для финала , для выбора, необходимо молвить краткий спич

И первым  кандидат Герасим: «Пускай не будку,  каждому кирпич

А может два, расставить надо даты…»

 

За ним же Амунсен: « Всех слабых и больных на унты и на шапки,

А остальным вперед, на север, там зарыты бабки.

Добудем их и в Президентский  Фонд!»

А вот профессор Павлов молвит: «Нас сильнее волки

Поэтому придётся плохо жить…Но обещаю, жить совсем не долго.

Нам обновить необходимо генофонд!»

 

А Карацупа оглядев сурово, сказал, что нет важней границ

«Герой – Ингус! Чтоб никакой щенок и никакая сука, всех мордой ниц!

Огородим себя и счастье в собственном соку!»

На что его противник Королёв воскликнул : «Только к звёздам!

И пусть в один конец, но лишь вперёд, пока ещё не поздно.

Уж, право лучше же погибнуть на бегу!»

 

Собаковед же Шошин заявил: « Все за собачий Рай вперёд, под танки!

Кто выживет – герой! К награде, в руки три полбанки!

Коль выжил, значит точно не акаш!»

Лишь Шариков минуты три молчал… Как будто всё уже решили

И с тихим присвистом сказал: « Мы их душили, мля, душили, мля, душили!»

Взревела  площадь: «Этот парень, на-а-а-а-шшш!»

 

Один спросил соседа: «За кого решил прогавкать свой бесценный голос?» «Э-э-э-х, надо думать головой, чтоб не просрать со шкуры, даже волос!

Тем более весь мир – одни враги!

Я не шучу, практически весь мир! В политике, искусстве, жизни, спорте

Что, почему лишь только мы? Мы избранные, даже и не спорьте!

А может целый мир лишь встал не с той ноги…

 

Немецкие овчарки, шпицы, доги

Английские мастиффы и бульдоги

Французский босерон и азавак

Из Штатов пагль, чинук, блю-лейси

Ньюфаундленд  в Канаде, хоть залейся!

Лаппхунд Финляндии, уж их-то не пойму никак!

 

Монгольский волкодав, китайский мопс…  Не верю коль дойдёт до драки

И даже там, где  много наших, я  про ханаанскую еврейскую собаку…

А уж хохлятский  Одис и подавно!

Похоже, что один остался друг и звать его Пхунсан

Но там ведь и сожрать друг друга могут, знаешь сам

А к ним на стол попасть – совсем забавно!

 

Я гавкаю за…» Дальше тишина…А где же здесь мораль

В политике она не хапнет и пол цента

Кавказкой, не ручной, овчаркой  глядя  вдаль

Я знаю, сколько будет там процентов!

Без слёз
Без слез, боль жимает в груди Любовь без чувств, не может жить Как зима без снега, одинока, Так и мне, без тебя, сейчас плоха 37 раз в день лгу, что все хорошо Сколько буду держаться я еще?! Не знаю сама, мне без тебя тяжело Слышат стены моей квартиры, плачь. Вторая пачка сигарет, лёгкие травят Сжимаю в руке смартфон, чувства давят Куда мне бежать?! этот город стал пустым Хочу признаться в чувствах, но не решаюсь Ночь встречает Луну, я пытаюсь заснуть Нежно произносит ветер имя твое Я не могу смириться, что не быть нам вдвоем Ищу тебя в хмуром городе, где льют дожди Этот город был раям, когда ты рядом был Мне не хватает твоих прикосновений, нет сил Душа моя погибает, в горле ком от этой любви
Лина Лина 01.02.2018
Ах, какой аромат

Ах, какой аромат у цветов,
Даже ветер слегка обалдевший,
Весь пропахший, струиться готов
Бризом нежности в чувственный вечер.

Ах, какая вокруг карамель,
Эта свежая тёплая липкость.
Приоткрыта на улицу дверь,
Волшебство на земле приключилось.

Гармоничность возникла кругом,
А и надо же здесь было только
Появиться в наряде своём,
Будоражащей сердце, девчонке.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2017

 

Осенний дым

По мокрым струнам сентября
Бежали пальцы листопада
И песни летнего наряда
Сгорали в пламени костра.

И обнимался теплый дым
Со всеми, кто любим и дорог,
Он был неимоверно горек,
Утрат осенних сизый сын.

Деревья гладил и кусты
И не спешил в сырое небо,
Где ветры разорвут на небыль
Его последнее "прости".

И пятна пепельных заплат,
Следы расцвета и заката
Как на погосте необьятном
На серой осени лежат.

По мокрым струнам сентября
Бежали пальцы листопада,
Я подпевал ему нескладно,
В окно больничное глядя...

Ушедшим актёрам

Вы уходите, как ветераны,
Вас всё меньше, как их среди нас. 
И театры  и телеэкраны,
Сиротеют, как дети без вас.
Сиротеют театров афиши
Без давно полюбившихся лиц.
Мир искусства без вас еле дышит,
Скуден мир без царей и цариц.
Без игры, что в сердечном посыле
В обрамлении тонком алмаз,
В содержании строгом и стиле,
Завершённом  крылатостью фраз;
И влекущей к себе атмосферы,
Бесподобной картины всего
Уходящего прошлого эры,
Над сегодня её торжество.
Вот последний под занавес выход,
Вами сорванный аплодисмент.
Как последний признания выдох
Над могилой стоит монумент.
И цветы, что всегда свежи, живы,
Дань того, что и память жива,
Дань о тех, кто при жизни любимы,
Не померкла и не умерла.

Великий Гений

Великим гением придумана игра 
Где проигравший одевает цепи 
На близких на родных и на себя 
И тянут бурлаками груз потешный 
А груз тот с виду не велик- 
-Религия,политика и лженаука 
Но как же сильно тяготит- 
Чистейший разум и не запятнанные души 
Со страшным скрипом,сквозь дремучие столетия 
Крутилась чёрным колесом рулетка 
И забирала раз за разом тех,кто не нашёл ответа 
Ответа на коварные вопросы- 
-Кто ты,зачем и почему...? 
..Готов ли стать сырьём или рабом..? 
Или же с Богом за одним столом,как лучшие друзья, 
вести достойные беседы..? 
А долго ли сей странная игра 
Существовать на белом свете будет...??? 
Лишь до того момента господа 
- Пока игрок,своё сознание не пробудит!!!!

Не Оставь Меня

Не оставь меня родной человек 

Когда в сердце томится тоска 

Когда душа почернеет от горя 

Ведь даже самый лютый враг 

Тебе, с улыбкой на устах, нальёт вина 

Когда шумит праздничное застолье.. 

Не оставь когда из глаз пойдут дожди 

Мириадами капель, освежая раскалённые нервы 

Не оставь когда слово -Люби 

… На земле превратится в пустое 

Не оставь когда я на краю.. 

Не оставь когда утихнут молитвы 

Просто будь! 

И я всё смогу.. 

Только знать бы, что меня не покинешь. 

 

Мы с тобой танцевали под звёздами.

Мы с тобой танцевали под звёздами. 

Я вдыхал аромат твоих плеч. 

И бежала река беззаботная, отражавшая наш силуэт 

Под мостом, разбиваясь об камни, подпевала мотиву она 

Я шептал тебе клятвенно-важное, что запомнят седые века 

Пусть минуют десятками годы, но однажды, вернувшись сюда 
Ты увидишь, как пару влюблённых, растворит, со старым мотивом, река. 

А. Семенков 04.05 2016 

Мальвина

Назову тебя нежно — Мальвина 
За твои цвета неба глаза. 
-Мне побыть бы с тобой до рассвета 
Как на сердце, томится, тоска: 
Тихим плачем, 
Рычанием зверя, 
Диким смехом, 
Молчаньем друзей. 
-Я прошёл это всё от истоков 
Для того, чтоб воскреснуть 
да, вырваться мне из сетей. 
Разольются суждения реки; 
Глупых сплетен, 
И чёрных речей... 
Мне побыть бы с тобой до рассвета 
-И душе моей станет теплей. 
Я нашёл бы покой: 
В твоём слове, 
Нежном взгляде, 
В лёгких ямочках, что на щеках... 
-Я твоей красотой Ослеплён, Очарован. 
-И тебя никому не отдам! 
Пересохнут суждения реки; 
Глупых сплетен, 
И чёрных речей... 
Но с годами, глаза цвета неба... 
Мне лишь станут 
Родней и милей. 25.08.2016 

 

Не надо о России...

             

Не надо о России петь с трибуны.

Люби по-тихому, но искренне люби.

И пальцы в кровь не надо рвать о струны,

Местечко в сердце просто «застолби».

 

Из-за «бугра» не надо «блеять» на Россию,

Коль ты сбежал, как крыса с корабля.

Не надо «лавров» примерять Мессии.

Живи «в каштанах», а она не для тебя.

 

Не надо сравнивать её, не надо мерить.

Пускай сермяжною Россия будет, пусть!

Но, как и праотцы, в Россию надо верить.

И помнить, что она Святая Русь!

 

Не надо петь с трибуны о России.

О струны пальцы рвать не надо в кровь!

Березку посади, чтоб сделать Русь красивей,

Тем и докажешь ей сыновнюю Любовь.

                            Михаил ЭНС

Скамья уединения

Вымощенную булыжником
Сморщенную мостовую
Перепархиваю чижиком-
На аллею городскую.

До скамьи уединения
Безмятежного блаженства,
В урну выбросив сомнения,
Захожу, пока без жеста.

Церковь куполообразная,
Особняк без новодела -
Это аура заразная
Для души моей и тела.

Но нарушит вдруг эмоцию
Шум машин, домина кубиком.
Оглядев его пропорцию
Снова стал я кубик-рубиком.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2017

Пензенка

В Пензе к пензенке легко
Вверх бегу по лесенке,
А в руке букет цветов
И поются песенки.

Птицы тенькают вокруг,
На душе прозрение.
Петелькой завяжем тут
Вензель нетерпения.

Пемзой стёрлись башмаки
Понизу подошвами.
Наши по судьбе шаги
Оказались схожими.
-
Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2017

Помощь проекту

Обсуждают сейчас ЛЕНТА
06:35Перепутье рек

Красиво! Особенно понравился припев! Замечательные и очень умные стихи!

05:07Старые письма

Высоцкая Галина , спасибо!

05:01Ночь тоски.

Моисеенко Игорь.Тоска ко всем приходит,периодически,это нормально для нормального человека,лишь бы н

04:10Дождь и слезы

Высоцкая Галина , двойное спасибо от соавторов, и отдельное - за добрые слова!))

04:07Осенняя пастель

Высоцкая Галина , спасибо огромное, за отзыв, приятно!))

03:24иван грозный

Интересно очень!+++

03:22доченька моя

Отличное пожелание дочери! +++

03:16Попытка повторения

Хорошая попытка повторения!+++к прошлому надо иногда возвращаться, чтобы создать новое будущее! Жела

03:12Тельминова Евгения Владиславовна

Евгения, спасибо Вам большое! Очень приятно, когда слушают песни не авторы!

Пользователи онлайн